Пинчер Портал - крупнейший русскоязычный ресурс о пинчер-породах, у нас Вы найдете полную информацию об истории и развитии пород, воспитании и дрессуре собак, сможете ознакомится с результатами выставок и увидеть лучших представителей породы, на нашем ПИНЧЕР ФОРУМЕ, вы сможете познакомится с ведущими заводчиками, а так же выбрать щенка.


Навигация
Категории каталога
Кинология [2]
Начало » Статьи » Кинология » Кинология

Знаменитые кинологи Отечества
Мазовер Александр Павлович

Мазовер Александр Павлович (1905 - 1981) – известный кинолог, один из основоположников российского собаководства,
Родился в Оренбурге.
В 1924 г. переехал в Москву, окончил Институт физкультуры. В 1924 г. был одним из организаторв секции доберман-пинчеров и овчарок при Всекохотсоюзе.
В 1931 г. был начальником первой экспедиции, организованной Осоавиахимом и Всесоюзным институтом животноводства, на Красноярский север для изучения северного собаководства.
С 1965 г. работал в Главном управлении по охране природы, заповедникам и охотничьему хозяйству МСХ СССР. Являлся членом кинологического совета Главохоты РСФСР и ответственным секретарем Всесоюзной квалификационной комиссии, эксперт всесоюзной категории.
Написал более 100 статей в журналах и несколько книг по собаководству, среди которых наиболее известны: “Племенное дело в собаководстве”, “Собаководство в сельском хозяйстве”.

Из воспоминаний Г.М.Чарыхова
Чарыхов Георгий Михайлович, родился 2 октября 1929 года.
Эксперт FCI, Почетный эксперт РКФ. ( г. Ростов-на-Дону).

В 1990 году мы, вместе с М.А.Поливановым, проводили семинар в Саратове. Один из экспертов, к стыду нашему, встал и прямо так сказал: «Да что Вы все время Мазовер, да Мазовер? Кто он такой?».
Люди вообще забывчивы и сегодня для многих Мазовер – это какое-то туманное или вообще неизвестное имя. Хочется рассказать тем, кто хочет и должен это знать, кто этот человек, так много сделавший для отечественной кинологии и так незаслуженно забытый.
Александр Павлович родился в 1905 году в Оренбурге, где прожил со своими родителями до 1924 года. Семья в 1924 году переехала в Москву и Саша Мазовер поступает в Институт физической культуры, который блестяще окончил в 1929 году.
С детских лет увлекается собаководством, занимался разведением доберманов. Имея достаточный опыт и хорошие знания, он уже в 1924 году становится руководителем только созданной секции доберманов и немецких овчарок в московском ОСАВИАХИМе. На свои скромные сбережения он ухитряется приобретать за границей прекрасных породных доберманов; как эксперт и разведенец становится хорошо известным далеко за пределами Москвы. К 1930 году он достигает в своей работе настолько значительных успехов, что становится одним из лучших кинологов в стране.
С 1930 по 32 год Александр Павлович выезжает с экспедицией на Ямал и Север Красноярского края для изучения популяции северных собак. В 1938 году Мазовера приглашают на работу в Центральный Совет Осовиахима СССР, где он заканчивает курсы усовершенствования офицерского состава.
Работы, статьи Александра Павловича привлекают внимание многих кинологов и собаководов. Его доброжелательность и открытость в сочетании с глубокими знаниями делают Мазовера талантливым и дивным учителем-собеседником. Своё время он отдает всем, кто интересуется кинологией и собаками. Его терпение при общении с гостями из братских республик, знающими всего десяток-другой русских слов, было просто изумительным. В ход шли картинки, открытки, рисунки – главное, что добившись своего, он так радовался, словно не преподавал, а сам приобрел бесценные знания! Он вынашивал план по созданию большого атласа по кинологии, что в те времена было более чем сложно. Но война мешает всем планам. Мазовер становится начальником отдела боевого применения собак в Центральной школе военного собаководства.
Особый отряд солдат с собаками-истребителями танков, возглавляемый Мазовером, сражается на Калининском фронте. Обняв и расцеловав отдрессированную собаку солдат одевал на неё смертельный груз и отправлял в единственную атаку на танк. Многие солдаты откровенно плакали. Затем этот отряд вошел в состав Первого Прибалтийского фронта и был реорганизован в батальон, где несли свою службу собаки – миноискатели и истребители танков. С этим батальоном связан основной путь Мазовера в ВОВ. Обучение специалистов было делом важнейшим и проходило в полном смысле на «передовом крае». Война уносила одних, а на их место приходили другие – их тоже нужно было учить, а главное, сберечь, что удавалось очень редко…
В 1945 году окончилась война, но на полях оставалось ещё много табличек с надписью «Осторожно-мины!». Опять отряды с Александром Мазовером и его супругой Диной Волканц, рискуя жизнями людей и собак, расчищали минные поля. Хотя «сапер ошибается всего один раз в жизни», но было много этих ошибок и очень много горьких разочарований и душевной боли. Они оба привезли свои «палочки-щупы», с которыми прошли всю войну и Александр Павлович все собирался сдать их в музей, но… так и не сдал.
После демобилизации Мазовер работает в разных должностях в клубах служебного собаководства, преподает на курсах экспертов-кинологов, был Ответственным секретарем Всесоюзной квалификационной комиссии. Автор десятков статей, книг, ставших «классикой» отечественной литературы по собаководству и основой для сотен более поздних и более слабых пересказов-переизданий. Такая книга, как «Экстерьер и стандарты служебных пород» не имеет отечественных аналогов до сих пор. Именно эта книга была самой любимой для своего автора. Издание 1947 года содержало исторически правильные, но идеологически неверные названия «немецкая овчарка», «немецкий дог» и т.д., да и вообще служебные собаки были представлены в основном зарубежными, несоветскими породами. После издания книги боевой офицер был приглашен в компетентные органы и поставлен перед вопросом: «Почему Вы перечисляете немецкие породы? А что русских служебных собак нет? Идите и подумайте». Александр Павлович был мудрым человеком – так в знаменитой «Красной Звезде» под чутким руководством Медведева сразу же родились новые русские породы – московский дог, московский водолаз, московская сторожевая, русский черный терьер и т.д. Так что благодаря популярности и мудрости Мазовера все обошлось малой кровью.
Некоторые «породы» успешно вернулись к своим базовым родоначальникам. Московская сторожевая все ещё достойно демонстрирует себя сегодня благодаря любви россиян ко всему большому. «Черныш» стал всемирно известной и признанной породой. Книги Мазовера «Племенное дело в собаководстве», «Собаководство в сельском хозяйстве», сотни работ по отдельным породам были нужны в те годы, но практически не переиздавались, ограниченно используясь в основном для служебного пользования. Но богатейшее наследство Мазовера все же осталось нам в его работах.
Начиная с 1960 года Александр Павлович был, как правило, главным экспертом всех крупных выставок Советского Союза. Перед каждой выставкой он проводил семинары, которые слушались на одном дыхании. Это были выставки-семинары, где разбирались как научные, так и самые простые бытовые вопросы. Интеллигентность, грамотность во всех вопросах - по всем породам делала Мазовера бесценным. Его мягкость, уважение к своим «противникам» резко выделяли Александра Павловича. Таким был Мазовер и таким он оставался до конца своих дней.
Александр Павлович часто приезжал в Ростов-на-Дону. Мы его очень любили, ценили - ни одно крупное мероприятие не проходило без непосредственного участия Мазовера. Выставки Ростовского клуба служебного и любительского собаководства проходили очень интересно, красочно, легко и беззаботно, никто не помышлял о титулах и местах, так как главной целью было общение. Зная, что на выставку приедет Мазовер, приезжали Михаил Александрович Шолохов, Виталий Закруткин, а когда выставка совпадала с закрытием скакового сезона – сам Михаил Буденый. Все они были большими любителями собак, очень почитали Мазовера и с уважением относились к Ростовскому клубу (вместе с филиалами в состав клуба входило более 5000 членов).
Многие годы тому назад, сын Семена Михайловича Буденого передал Ростовскому клубу его добермана – кобеля Гудзона. Гудзон прошел славный путь Чемпиона и использовался нами, как производитель, дав больше 150 отличных доберманов. О, надо было только видеть лицо Александра Павловича, когда он говорил о доберманах. Он весь преображался, его лицо – светилось и он сам был, как натянутая струна. Мазовер был великим кинологом, знал досконально очень много пород, но когда он говорил о доберманах – он был неподражаем. Доберманист остался его стержнем!
Он был очень простым в быту, совсем не требующим к себе какого-то поклонения или обожания – не чета многим современным кинологам – грамотным и востребованным специалистам, которые ходят по рингу, подобно павлинам. У него можно и нужно было учиться доброте. Мазовер хорошо знал самые тонкие черточки своих друзей, улавливал казалось бы незначительные мелочи. У меня и сегодня лежат телеграммы с его поздравлениями о присуждении звания судьи республиканской категории. Зная, что я волнуюсь и не буду сам что-то узнавать, он, не дожидаясь известий чиновников, сообщил такую новость лично.
Дорогой Маэстро! Александр Павлович счел возможным и нужным приехать на моё 50-летие. Это был самый большой подарок. Несмотря на то, что в компании было много корифеев хирургии, он мгновенно стал её душой. Разговоры были только о собаках – о новых линиях немецких овчарок, о выставке в Германии, где он достойно представлял наших доберманов, каких нет уже и в самой Германии… Гости уже забыли кто тут именинник – таков был Мазовер.
В последних числах февраля мы пригласили Александра Павловича в Клуб для проведения семинара. Главной целью была встреча с Маэстро. Говорили трое суток, было столько всего сказано, было тепло и дружественно и рабочая обстановка не утомляла, а радовала. Я уезжал в командировку в Запорожье и мы тепло простились, договорившись встретиться в мае. Он был весел, остроумен и все время шутил - казалось, что не будет ничего плохого. Когда я возвратился из командировки, мне сообщили, что Александра Павловича не стало. Похоронили его очень скромно, даже не помянув дома. Кто-то как-то где-то выпили за помин его души. Большего позора отечественной кинологии трудно представить. Для меня умер Учитель, человек на которого я просто молился. Умер Великий ученый, который достойно представлял Советский Союз и эту должность, что даже недруги не могли упрекнуть его ни в чем. Умер Человек. Но это грустное повествование хочется закончить словами Нины Чавчавадзе «Ум и дела его бессмертны в памяти российской».

Категория: Кинология | Добавил: pinscher (11.03.2007)
Просмотров: 5080 | Комментарии: 1 |

Всего комментариев: 1
1. Oksana (alja) 26.04.2008, 13:52
Молодцы!!!!! Еще раз молодцы, что вспомнили такого прекрасного человека и оставившего такой ОГРОМНЫЙ СЛЕД в отечественной кинологии. По его книгам учимся до сих пор! Спам

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск по каталогу
Интересные ссылки
Статистика
Copyright Pinscher Portal © 2007